Константин Степанов: 'По сути игра - это чистая интуиция'

 

Константин СТЕПАНОВ: "Счастье не зависит от того, сколько и чего ты выиграл"

Предлагаемое интервью, которое провели журналисты ЛЛБ Алина Ершова и Сергей Березнев с Константином Степановым - особенное. Это блестящий материал, поднимающий бильярдную журналистику на качественно новый уровень. С одной стороны, глубокое погружение и понимание сути спорта Алины и Сергея, с другой – редко встречающееся тонкое философское осознание жизни Константина. Прочитайте - не пожалеете.

Константин Степанов – один из тех спортсменов, за которыми интересно наблюдать не только у бильярдного стола, но и в процессе личной беседы. В интервью ЛЛБ он поделился своими взглядами на тренировочный процесс, проблему «отцов и детей» в спорте, перспективы пула как олимпийского вида спорта и многие другие интересные вопросы.

ЛЛБ: Наша беседа, наверное, будет носить скорее не спортивный, а личный характер. Мы, можно сказать, - Ваши поклонники. Читаем Ваш блог. Правда, он в последнее время сильно заброшен.

К.С.: Заброшен, это да. Просто про игру писать мне не очень интересно, основные темы я затронул. Это нужно по настроению делать, а по заказу тяжело писать какие-то содержательные вещи. Был у меня просто период, когда хотелось что-то рассказать, и я рассказал. А сейчас у меня другой период.

ЛЛБ: Ну, Вы писали, что хотите помогать людям и для этого стали вести блог. Что не сложилось? Не было сил и энергии, или не было отклика?

К.С.: Самое лучшее в таком формате общения, когда есть обратная связь. Это всегда здорово. Когда есть направление – всегда проще. Я, конечно, могу говорить отсебятину. Но я пока не пророк, чтобы вещать. Если есть какой-то вопрос конкретный, я могу на него ответить, а словоблудством заниматься… Нет обратной связи, основные темы исчерпаны, и все на этом. И, потом, я понял, что те вещи, которые я считаю важными, не все люди считают основополагающими. Я ориентировался по просмотрам: чем более тема приближена к сухому бильярду, обсуждению каких-то технических сторон, тому, что, на мой взгляд, вторично, т.е., на определенном уровне оно, конечно, первично, но мне уже менее важно, - тем людям интересней. Или когда ты задеваешь какие-то провокационные вопросы. Это как ток-шоу: должен быть какой-то элемент скандальности, чтобы было интересно. Но я не скандалист, а описывать технические стороны могут тысячи людей, которые их описывают. Я предпочитаю с другой стороны подходить.

ЛЛБ: Жаль, на самом деле, так как там было много интересной информации, скажем так, неочевидной. Например, сейчас все больше уходят к пониманию не интуитивной игры, а высокотехничной. А то, к чему Вы тяготеете, насколько мы поняли, это скорее игра интуитивная.

К.С.: Игра в любом случае интуитивна, потому что, какую бы систему ни придумывали, на высоком уровне какие-то большие победы совершаются исключительно на внутренних резервах. И бессмысленно придумывать какие-то системы прицеливания и т.п. Да, систематизировать, конечно, нужно. Где-то у себя в голове, просто, чтобы знать, что и как делать. А так, это, в определенном смысле, тупиковая ветвь, как мне кажется. На начальном этапе это работает. Постановка стойки и какие-то базовые вещи, да, они должны быть системными, а дальше нужно уже развивать творческий подход к игре. Я сужу по себе и по людям, за которыми я наблюдаю и анализирую. А анализирую я много, т.к. сам преподаю и знаю, что и как примерно срабатывает. Мне очевидно, что чем больше люди начинают уходить в какие-то системы, тем в более жесткие рамки они себя загоняют, из которых потом не могут выбраться. А идя по пути творчества, раздвигая привычные рамки, самостоятельно придумывая, что делать, ты каждый день открываешь для себя что-то новое. Это живая игра.

ЛЛБ: Но в чем плюс систем. После того, как ты учишься выполнять какой-то удар и выполняешь его 500 тысяч раз, потом, когда этот удар попадается тебе при игре, ты уже, не задумываясь, его выполняешь и, тем самым, не тратишь нервы и психологическую энергию.

К.С.: По сути, момент нанесения удара и чувство уверенности в том, что произойдет именно то, что задумывалось, а ничто иное – это полностью, на сто процентов, чистая интуиция. Она подкреплена разным количеством опыта. Если говорить про поиск какой-то системы резки, как, например, деление шара на части или придумывание шара-фантома, этого, конечно, не существует. Они могут помогать иногда, но в действительности все это не работает. Всегда все удары будут делаться чисто интуитивно. А интуиция отрабатывается банально количеством нанесенных ударов и постоянным анализом «что не так?». Это как кусок камня, от которого отсекается все лишнее, и в итоге остается нужная скульптура. Со временем это уже делается на автопилоте. Ну а если брать систему подготовки, т.е. глобальную систему тренировок, то я считаю, что жесткая системная подготовка с подсчетом очков, высчитыванием средних показателей, работой с цифрами, уничтожает саму суть роста. Она хороша на базовом этапе развития игрока, когда он встал к столу, не знает, какой стороной кия ударить и т.д. Тогда хорошо ему все объяснить и разложить по полочкам. А дальше нужно, по-любому, это все отпускать, чтобы он начал работать в своем индивидуальном режиме так, как заложено у него физиологически и психологически.

ЛЛБ: На каком этапе нужно отпускать? Как можно определить, что уже пора?

К.С.: Когда поставлен удар. Когда физическая система заработала плюс-минус как часы. Тогда уже можно совершенно спокойно варьировать. Но опять же, насколько я понял из своей практики, нет какого-то однозначного решения, панацеи, единой для всех. Кому-то, действительно, подходят более системные тренировки. А кому-то вообще нужно все разрушать напрочь, иначе он просто задыхается, его душит эта система, и он ничего в ней не может сделать. Ну, не приспособлен. Такой тип характера.

ЛЛБ: А Вы как начинали и к чему пришли?

К.С.: Я не системный абсолютно. Хотя я систематизирую и постоянно анализирую информацию, мне это нужно. Но сам с собой я работаю большими задачами. Т.е. я ставлю перед собой большие задачи и планомерно к ним иду, а не работаю со средним показателем.

ЛЛБ: Большие задачи – что это?

К.С.: Принцип таков, что ставится глобальная задача, которая зависит исключительно от меня. Она не связана с победами на турнирах…

ЛЛБ: ....Т.е. это не задача типа «выиграть чемпионат мира», а задача чисто техническая?

К.С.: Да. Такую задачу поставить можно, но выполнение ее не зависит от тебя, в этом вся проблема. В этом ошибка большинства игроков: они, ставя задачу, делают неправильный акцент. Ставят акцент на тех вещах, которые от них совершенно не зависят. Это как если бы можно было повлиять на Луну или цвет травы. Это не имеет никакого смысла. Задача должна быть, я считаю, а) конкретной и б) недостижимой в ближайшем будущем. Тогда это мотивирует к росту и постоянной работе. Со временем человек все равно приходит к ее выполнению, главное – иметь смелость придумать себе эту задачу.

ЛЛБ: Последнее Ваше опубликованное интервью заканчивается следующей фразой: «Осознав, что любовь к игре осталась, а желание играть – нет, я нашел для нее другое воплощение» (прим.: интервью от 15.06.10). Звучит пугающе, будто бы Вы решили закончить с карьерой игрока…

К.С.: У меня два года был такой период, очень жесткий такой спад, в котором я докатился до состояния полной апатии и нежелания куда-либо стремиться и что-то делать. Просто тупик, из которого нет никакого выхода. Слишком долго я делаю одно и то же, слишком надоело, так скажем. На самом деле, это бывает со всеми спортсменами. Если посмотреть на больших людей, рано или поздно все сталкиваются с проблемой ухода из того дела, которым они занимаются. Это неизбежно. Потому что невозможно всю жизнь катать пластмассовые шары или ездить на машине по одинаковым траекториям, от этого можно с ума сойти. Поэтому периодически находит такое ощущение – «все, пора». И оно у меня длилось достаточно долго. А сейчас я себя достаточно легко ощущаю. В том плане, что я отпустил те задачи, которые меня грузили. На самом деле, это связано с фундаментальными вещами, когда ты ставишь перед собой какие-то цели, которые выполнить не можешь, либо тебе не хватает мотивации по каким-то причинам и пр. И всё это загоняет тебя в такую глубокую депрессию, из которой очень сложно выйти. Но стоит «отпустить» это, только по-честному, а не сделав вид, потому что, когда ты делаешь вид, на самом деле внутри-то ничего не меняется, как тут же открываются новые возможности, появляется второе дыхание. Вот у меня сейчас, собственно, примерно такой период начался. Довольно неожиданно. Я, честно говоря, не предполагал, что так будет. Например, чемпионат Европы я выиграл, совершенно не рассчитывая и, вообще, не ставя перед собой никаких задач. Просто поехал поиграть.

ЛЛБ: Что Вы чувствовали, когда держали Кубок?

К.С.: …Не знаю… Скорее всего, я чувствовал какую-то благодарность за то, что так получилось. Потому что в какой-то момент я уже, честно говоря, потерял надежду что-то такое очень крупное выиграть. Наверное, это самое большое было чувство – благодарности… точнее всего это описывается как благодарность… А глобально, секрет в том, что победа, по сути, ничего не меняет. Это иллюзия, что жизнь становится краше. Счастье не зависит от того, сколько и чего ты выиграл, потому что для меня, на самом деле, это уже давно работа. Да, приходит чувство какой-то удовлетворенности, но, опять-таки, это все временно, эпизодично. Поэтому сейчас я отношусь к этому ровно, ну, выиграл и выиграл.

ЛЛБ: Но Вы же сами сказали, что до этой победы пребывали в депрессии? Победа помогла из нее выйти? Или это было исключительно внутреннее?

К.С. Ну, отношение к игре давно начало меняться в сторону незагруженной игры ради процесса, и вот оно вылилось в результат. Как-то все вместе. Не думаю, что конкретно этот результат сказался. Хотя, пожалуй, да… Наверное, он вернул меня к жизни… к бильярдной жизни.

ЛЛБ: К вопросу о крупных соревнованиях. World Cup. Как настроение, состояние?

К.С.: Да, мы уже сегодня вылетаем. Настроение у меня сейчас прекрасное и на всех турнирах хочется играть больше. Это удивительно, т.к., как я уже говорил, последнее время я был достаточно утомлен. Это большой стресс, на самом деле, когда ты находишься в таком графике, это тяжело: разъезды, не бываешь дома, не можешь заняться какими-то вещами, которыми тебе бы хотелось заняться, не можешь съездить отдохнуть, потому что нужно постоянно поддерживать форму. Хотя у любой работы, наверное, есть такие недостатки… Ну а сейчас я готов, чувствую легкость и просто желание поиграть. С меня спало это ощущение неизбежности, постоянно нависающего груза и ожидания от меня какого-то результата. Сейчас я в этом плане несколько расслабился, отношусь к этому проще и на турнирах на всех, на которых могу играть, буду играть.

ЛЛБ: Лев Николаевич нам вчера рассказал, что Ваше взаимопонимание с Русланом Чинаховым, наконец-то, достигло, так сказать, своего максимума. Точнее, он сказал, что у вас с Русланом разный характер и разное восприятие, поэтому раньше вы не могли достичь взаимопонимания…

К.С.: В команде, как оказалось, самое главное не технический уровень и даже не понимание, а та атмосфера, которая в ней царит. Насколько я сейчас понимаю, в команде, как, в принципе, и в любой сфере, где участвует несколько человек, для полной гармонии нужно просто делать не для себя. Т.е. ты не должен пытаться выделиться, не должен пытаться доминировать над партнером. Наш вид спорта – это индивидуальный вид спорта. И для нас очень сложно играть в команде, потому что мы просто не привыкли играть для партнера. У меня ушло несколько лет, чтобы это понять, хотя, казалось бы, это достаточно просто и лежит на поверхности. Нужно просто играть для партнера, максимально комфортно для него, пытаясь максимально уйти от соперничества внутри команды. Амбициозность, особенно когда она горит ярким пламенем, мешает. Сейчас она позволяет показать хороший результат, а завтра она же тебя и задавит, потому что, когда нужно себя перебороть, это становится грузом и отвлекающим фактором. Так что здесь наша полярность вторична. Просто нужно «созреть» для этого и научиться скорее отдавать, чем брать и тянуть на себя одеяло. Тогда все будет намного проще. Ну и, конечно, фокусироваться на общекомандном результате. Это как у футболиста при выборе сделать прострел или ударить по воротам. С точки зрения команды, лучше прострел, лично для него – попробовать ударить, потому что в случае гола лавры достанутся ему. Если осознать это и начать играть действительно в командную игру, то, мне кажется, будет все нормально.

ЛЛБ: Какая у Вас задача минимум на этот турнир?

К.С.: Задачи я не ставлю. Почему, я уже объяснял, - это бесполезно. Первых соперников – канадцев, мы не знаем вообще. Я видел одного из них раз или два на турнирах, но не следил за его игрой, второго вообще не видел. Они молодые и явно не из опытных. Я знаю канадцев, которые ездили до этого, и они не относятся к этой группе, поэтому мне кажется, у нас команда опытнее. Но я уже сталкивался с такой ситуацией, когда мы считали, что мы лучше, и проиграли. Это был матч с хорватами (прим.: World Cup 2007. Хорватию представляли Филипп Стоянович и Ивица Путник. Итоговый счет - 5:8). Поэтому сейчас никаких задач и никаких минимумов нет. Просто будем играть и стараться вывести игру в то русло, в котором она даст максимальный результат, т.е. только то, что зависит от нас самих. Что касается канадцев, мне кажется, они попали на турнир как молодые и наиболее перспективные. Там есть более опытные товарищи, но, может, они просто не так заряжены. Может быть, нам придется столкнуться с чем-то серьезным… ну, т.е., нам в любом случае придется столкнуться с чем-то серьезным. Посмотрим. У нас уже есть опыт трех или четырех таких турниров, и в этом году у нас больше возможностей найти общий язык, что нельзя сказать о канадцах: они еще не пробовали играть в связке. Тренировка не совсем отражает действительность. Они могут играть на тренировке, но на турнире все будет совсем по-другому.

ЛЛБ: Вот, кстати, вопрос. К командным соревнованиям можно как-то подготовиться тренировочно или нет?

К.С.: Можно, конечно, но на самом деле в этом нет смысла. Все это может в любой момент сломаться и посыпаться. Лучше тренироваться отдельно и выбрать правильную стратегию и тактику, расстановку сил внутри команды, от чего, собственно, все и зависит. Нельзя там ничего натренировать уже, каждый, по-любому, должен играть в свою игру: Руслан делает удары, которые он привык делать, я делаю удары, которые я привык делать. Все.

ЛЛБ: Хочется еще вопрос по технике задать. Возвращаясь к Вашему блогу, там было много информации полезной, я ее воспринял с большим интересом. Остался только один вопрос: кто такой Антон Пресняков?

К.С.: Антон Пресняков – это один из лучших любителей и мой хороший друг. Он пришел ко мне с «нуля», до этого играл в боулинг, а сейчас играет в покер. Мы позанимались десять занятий. Он – человек веселый, легкий, и мы стали с ним общаться. За два года он вышел на уровень средне-любительский, обладая совершенно феноменальной техникой: играет просто как дровосек. А лет через пять он выиграл Cue Tour и был номером один на протяжении трех лет. Он такой «куражный», просто относится к игре, я помню, он рушил мозги всем какими-то своими ударами от бортов… Не припомню, где я его упоминал…

ЛЛБ: … С Нильсом Файеном Вы его упоминали в связке.

К.С.: Да. Нильс, конечно, жуткий, я считаю, у него визуально очень неприятная техника. Так вот, у Антона значительно хуже. Рука, которая уходит вбок после удара. Тем не менее, это никогда не мешало ему обыгрывать любителей. Потому что он понимал и знал об игре очень много и, тем самым, компенсировал недостатки техники. Конечно, он был ограничен где-то, но, глядя на него, понимаешь, что можно при любой технике играть. Поэтому техника, она всегда вторична, я считаю.


ЛЛБ: Вопрос по Вашей тренерской деятельности. Я так поняла, Вы сейчас занимаетесь с Давидом Масловым и Натальей Сероштан. Как оцениваете их выступление на юношеском чемпионате Европы?

К.С.: Мы ездили на Филиппины перед чемпионатом Европы, у нас, так сказать, была просто познавательная поездка, где моя роль была скорее воспитательная, ну а я поехал туда поиграть. И вот мы каждый день играли с местными, если можно так назвать, аборигенами. Эфрена и Бустаманте тоже зацепили. Дети с ними поиграли, и у них все сильно сдвинулось в голове. Я думаю, что эта поездка их сильно стимулировала, в частности, Давида. Вообще, что касается тренерской деятельности, я зарекся приписывать заслуги других людей – это глупо. Это их работа. С Давидом я никогда так плотно не занимался, просто он близок мне по-человечески, и, когда я видел, что он попал в какую-то тупиковую ситуацию, уткнулся и не знает, что делать дальше, я просто сдвигал ему, что называется, точку сборки. И в этом заключалась моя помощь. Это, как я понял, самое главное – в какой-то момент чуть-чуть передвинуть, чтобы человек взглянул на вещи немного по-другому и просто расслабился. Иногда, на самом деле, достаточно просто расслабиться, чтобы тут же показать двести процентов от своей игры. Может, я как-то и повлиял на результат Давида, но я не могу сказать, что я с ним занимаюсь. С Наташей, да. У нас есть договоренность с родителями, и я ее достаточно плотно веду. С Давидом в меньшей степени. Он – очень самостоятельный парень, сейчас уже научился использовать анализ и очень трудолюбивый, так что, думаю, он заслужил.

ЛЛБ: Давид не зазвездился случайно после чемпионата Европы?

К.С.: Это неизбежно рано или поздно произойдет, но, вообще, он в этом плане достаточно скромный, и оно у него должно пройти ровно, башню совсем не должно сорвать.

ЛЛБ: Т.е. все спортсмены через это проходят?

К.С.: Это совершенно неизбежно. Это тяжелое испытание, на самом деле, одно из самых тяжелых.

ЛЛБ: А как Вы пережили этот период?

К.С.: Нууу… как-то так. Воспитание помогло, наверное. Я всегда где-то чувствовал, а потом даже начал специально за этим следить, потому что, когда ты потом видишь, как все выглядит со стороны… Это, действительно, ужасно. Так что я старался, чтобы ничего такого не было.

ЛЛБ: Опять же, возвращаясь к блогу. Пост, который вызвал наибольший отклик, - это пост о родителях и детях, очень эмоциональный, живой, видно, что Вы за эту тему болеете. Соответственно, вопрос, как у Вас это все происходило. Евгений Сталев, например, ассоциируется с выражением «спать на столе», потому что так воспитывал его отец. Что было у Вас?

К.С.: У меня, я считаю, одна из самых положительных ситуаций, потому что меня никто никогда не заставлял ничем заниматься, и никто от меня не требовал никакого результата. Все что я делал, с самого начала исходило от меня. Людей, которые от тебя будут постоянно требовать чего-то, подгоняя палкой, всегда выше крыши. И, если в их числе оказываются еще и родители, то человеку совсем некуда спрятаться и негде получить какую-то поддержку. Потому что очень тяжело делать что-то без желания… На самом деле, сейчас вышла потрясающая книжка про Андрэ Агасси, всем советую прочитать, особенно родителям. Он пишет про свою жизнь, про то, с чего начиналась его карьера. А начиналась она с совершенно демонического отца, армянина иранского происхождения, эмигрировавшего в США и фанатеющего от тенниса. И в итоге сломавшего жизнь двоим или троим своим детям. У него было четыре ребенка, и Андрэ последний, самый младший. Ну, и его он тоже запихнул в такие условия, из которых у Андрэ не было никаких шансов выбраться. Другое дело, что он, действительно, был гениален, и это сработало. Но, опять-таки, я хочу, чтобы родители понимали: это не правило, это – исключение. И, потом, почитав, каждый может задаться вопросом, хочет ли он такого своему ребенку? Да, он – гениальный теннисист, да, он заработал кучу денег, и у него интересная жизнь. Но всю свою жизнь, всем людям, с которыми он, действительно, откровенен, он говорит одно и то же: «Я ненавижу теннис». Ему говорят: «Нет, на самом деле ты не ненавидишь теннис». Он отвечает: «Нет, на самом деле, я его ненавижу». И так он говорил всю жизнь, до самого последнего момента, когда в самом конце спортивной карьеры он расслабился, появилась какая-то личная мотивация, когда он уже прошел этот весь ад, скатился, нервы истрепал в хлам… Я все это сам по себе знаю, я с этого начал с вами разговаривать, я знаю, что это за ощущение… И только в конце карьеры, он захотел играть, у него появилась внутренняя мотивация, как это и должно быть. Мне кажется, лучше, чтобы человек сам хотел играть с самого начала, а не после 25 лет кромешного ада. У человека просто не было детства… Все зависит от того, чего хотят от ребенка. Я бы врагу не пожелал. Во-первых, маленький процент самореализации, во-вторых, можно сделать из своего чада личность крайне сложную, эксцентричную и неуправляемую, если у того получится. Просто стоит задуматься, что важнее: отношения с ребенком как с близким человеком или реализация родительских амбиций со всеми вытекающими для этих отношений последствиями?

После перерыва на матч мы продолжили беседу с Константином, высказавшим несколько «лестных» слов в адрес столов, на которых проходил турнир и про данную марку в целом.

ЛЛБ: Константин, скажите, а какие столы Вам нравятся, каким кием Вы играете. Насколько я знаю, раньше у Вас был спонсорский контракт с Mezz, как обстоят дела теперь?

К.С.: Сейчас у меня два совершенно официальных спонсора: МКБС и Российская ФБС, все поездки на турниры ими спонсируются, я также получаю поддержку помимо турниров. В общем, безусловно, я доволен. С Mezz у нас отношения не срослись, по договоренности с ними я перешел с Predator на другой шафт, более мягкий и, несмотря на то, что я им отыграл практически лучший мой сезон, кий так мне и не понравился. Я бы мог им играть, но ничего интересного, кроме временного выделения киев Mezz не придумали. Так что я сейчас играю Falcon с 314-м шафтом. Я пытался наладить контакт с производителями киев в плане спонсорства, но это невозможно – у них просто нет денег. Они хотят охватить большую массу игроков, при этом не сделав никаких вложений. Я думаю, что может, человек 20 в мире получают деньги от производителей бильярдного оборудования, но вряд ли больше.

Из столов мне нравятся Brunswick… На самом деле, это все не так важно. Вот на Филиппинах, там, вообще, столы убитые в хлам, им, наверное, лет по 20, они ужасно выглядят, но мне нравится. Там вообще очень много людей играет, даже невозможно сказать, сколько у них игроков на самом деле, думаю, что очень высокого уровня порядка 500. Т.е. если я встаю играть с ними на их поляне на деньги – это мучение, это пытка и, реально, битва: могу выиграть, могу проиграть, можем разойтись. Они у себя совсем по-другому играют, такой уровень показывают, что просто космос. И вот таких, как мне сказал тренер, порядка 500. Они, естественно, не доплывают на турнирах, т.к. у них там свои звезды есть, своя психика, которая не справляется, выигрывают плюс-минус одни и те же, человек 40. Куча филиппинцев сейчас играет за арабов, те у себя сделали два чемпионата.

ЛЛБ: Была информация, что 9-ка ближайшие 4 года пройдет в Дохе. Это так?

К.С.: Да.

ЛЛБ: Просто там такой информационный вакуум был вокруг чемпионата, что невозможно было освещать.

К.С.: Они всегда так. Для них это не самое главное. Арабы, они вообще отдельно. Что-то говорить им по организации бесполезно. Они сами все делают, как считают нужным.

ЛЛБ: Возвращаясь к филиппинцам, Бустаманте недавно сказал, что будет всячески ратовать за принятие пула в олимпийские виды спорта. Что Вы думаете по этому поводу?

К.С.: Это заоблачная тема, мне кажется. Потому что там много подводных камней. По словам Садмана, который имел отношение к этому процессу, бильярд давно пытались ввести как олимпийский вид. Проблема в том, что нет единого мнения, нет единого бильярда, нет единой организации – каждый тянет одеяло на себя. Где-то больше денег, где-то меньше. Пул – самый массовый вид, но он наиболее разрознен. Нет единой силы, которая могла бы это все финансировать и принимать решения. Это никому, по сути, не нужно. Есть какие-то кучки организаторов, которые делают свои турниры. Такая большая каша мировая варится. Каждый привносит что-то свое, но централизованной силы нет. Поэтому пул не может никак определиться. У снукера, к примеру, много денег, они могли бы простимулировать этот вопрос, как это обычно и бывает. Но в снукер играют в основном в Великобритании и Китае, ну что это за олимпийский спорт, в который играют две страны?

ЛЛБ: В связи с этим возникает вопрос допинга. Как с этим делом в пуле?

К.С.: У нас уже давно проводятся тесты. Все очень жестко. На Европе у людей, вошедших в 16, берутся анализы, делаются пробы. Был прецедент с Ромой Пручаем, когда на Европе у него был повышен уровень тестостерона, но после дополнительных тестов, на которые он специально приезжал в Москву из Владивостока, т.к. организация эта базируется только в Москве, решили, что это естественный фон. В Европе сейчас вообще прикольная движуха идет. Они возобновили Евротуры и из среднего такого турнирчика сделали в итоге турнир, на который сетка на 256 человек собирается, целиком забитая народом. И все туда рвутся, хотят попасть, все это системно, отлично организовано, с точки зрения картинки – супер, делают видео. И каждый раз они что-то улучшают, вроде, мелочь совершенно, но постоянно, постоянно занимаются развитием. Сейчас они делают турниры, которые принципиально не проводятся в клубах. Проводятся либо в гостиницах, в конференц-холлах, где ставится 25 столов, ковровое покрытие, отличная акустика, тишина – очень приятно играть, либо, как сделали в Финляндии, в торговом центре, много народу вокруг ходит. Непривычно, но все смотрят, вникают в спорт – это очень здорово с точки зрения развития. Потому что люди не видят игры. Вот мы тут играем, и что? Мы можем как угодно этот турнир назвать...

ЛЛБ: Кстати, о Финляндии. Что случилось в матче с Коэном? А то видео матча не показали, только live score был.

К.С.: Уронил с разбоя биток, он собрал уникальную партию: забил дуплет от короткого. В следующей партии он ошибся, была пара отыгрышей, в итоге он мне поставил такой, с которым я не справился. Самое сложное, когда шары разведены по коротким бортам, как бы ты не тренировал, все равно, это дело везения. Повезло, ты угадал долю миллиметра по резке, по силе – они разошлись удачно. Чуть-чуть не угадал – и все. Я поставил ему на игру в середину.

ЛЛБ: ...Ну, Коэн – сильный игрок.

К.С.: Ну да, он неоднократный призер Европы. Чемпионом мира был в стрейте. Во Франции – первый номер (прим.: Стефан Коэн - чемпион Европы по 9-ке 2008г., чемпион мира по стрейт-пулу 2009 г., а также многократный финалист и призер европейских первенств в начале 2000-х годов).

ЛЛБ: Константин, вы, собственно, - признанный интеллектуал от пула. Вопрос такой: что Вы читаете?

К.С.: Ну это очень большой список, потому что книжки – это единственное, чем я занимаюсь на турнирах по сути. Это спасение, потому что иначе меня бы быстро доконала вся эта атмосфера. Что читаю? В разные периоды читаю разные вещи. В какую сторону меня несет, про то и читаю. Последний год о религии. Очень люблю фантастику, особенно, Стругацких и Станислава Лема. Сейчас прочитал Агасси. Собираюсь «Братьев Карамазовых» читать в Маниле. Психология, философия – много узкоспециализированного, даже не имеет смысла называть. В общем, меня интересуют абстрактные риторические вопросы формата «в чем смысл жизни?»

ЛЛБ: Вы уже нашли ответ на этот вопрос?

К.С.: Могу сказать, что каждый может найти его только сам.

ЛЛБ: Ну а для Вас?

К.С.: Я, как мне кажется, выбрал свое направление.

05.09.2010 Беседу провели Сергей Березнев и Алина Ершова

  По материалам: ЛЛБ


Спортсмены:  Степанов Константин


Поделиться: