700х85.jpg

«Единственный способ стать лучше — больше работать над собой»

Во время Кубка Кремля команда портала ProPool.ru плодотворно побеседовала с одним из лучших игроков современности. Предлагаем посетителям сайта ЛЛБ текст этой беседы. Кубок Москони, о котором упоминается в завершении интервью, уже является частью истории, но взгляд Ван Боунинга на данный турнир от этого не стал менее интересным.


Одним из иностранных гостей «Кубка Кремля» в 2015 году стал именитый американец Шейн Ван Боунинг, один из лучших игроков в пул в истории этой игры. Разумеется, редакция ProPool не могла упустить возможность попытаться узнать его получше. Особенно если учесть, что Ван Боунинг обычно не очень словоохотлив — он из числа тех, что любят проявлять себя в делах, а не на словах, и таких обстоятельных интервью с его участием, как получилось, до сих пор не было.

— Шейн, мы очень рады приветствовать тебя в Москве, особенно принимая во внимание тот факт, что ты здесь впервые. Сейчас трудно представить, что всего лишь 10 лет назад твое имя мало кому было известно. Расскажи, что сподвигло тебя на такой шаг — начать выступать на профессиональных турнирах?

— Решение стать игроком в пул пришло ко мне после года обучения в колледже, чему предшествовала учеба в школе. Тогда я начал ездить по стране, играя множество «сводок». В 2006-м, мне тогда было 22-23 года, я вступил в ряды участников IPT (International Pool Tour. — Прим. ред.). С той поры я путешествовал все больше и больше, а в 2007 году добился своей первой победы на большом турнире. Стал чемпионом Reno Open, US Open, новые и новые титулы. После этого я стал ездить на международные соревнования по всему свету.

— Ты родом из семьи с глубокими бильярдными традициями (бабушка Шейна, Джеанн Блумберг, является чемпионкой страны в лиге VNEA; мама, Тими Блумберг, имеет чемпионский титул ВСА, а тетя, Гари-Джо — 3-кратная чемпионка лиги VNEA в США. — Прим. ред.). Насколько нам известно, ты говорил, что в становлении тебя как игрока большое участие принимал твой дедушка. Расскажи немного об этом.

— Мой дед держал бильярдную в Рапид-Сити, штат Южная Дакота, в течение 10 лет. И я частенько бывал там, по 3-4 раза в неделю. В юном возрасте я участвовал в турнирах любительских лиг. Собственно, так и начал играть в пул.

— Так а что про деда, верно ли говорить, что именно он вылепил из тебя игрока?

— Ну он дал мне немало полезных советов. Дед много знал об игре, видел многих профессионалов и то, как они становились чемпионами, поэтому ему было что подсказать. Но в основном я выучился всему самостоятельно.

— А когда к тебе пришло серьезное восприятие игры?

— Пожалуй, в возрасте 13-14 лет. Однажды я смотрел пул по телевизору и сказал себе, что хочу стать профессиональным игроком, как те люди на телеэкране. Именно тогда я стал относиться к игре всерьез.

— Ты помнишь имена участников того матча?

— Это были Эрл Стриклэнд и Франциско Бустаманте.

— Можешь сказать, почему ты вообще играешь в пул? Что тебе в нем нравится?

— Пул — это соревновательная игра, это спорт. Состязания проходят по всему миру, поэтому пул позволяет игроку путешествовать по свету. Мне же больше всего нравятся встречи с новыми людьми, возможность повстречать новых знакомых.

— А чем бы ты занимался, не будь в твоей жизни пула?

— Я бы завершил обучение в колледже, получил диплом, а потом занимался каким-нибудь видом деятельности, связанной с миром животных, с биологией.

— Чем ты вообще любишь заниматься помимо пула?

— Мне нравится ездить на рыбалку, на охоту, а также играть в гольф. В общем, активный отдых на воздухе, противоположность бильярду (улыбается). В юности я помногу выезжал охотиться осенью, но теперь я часто уезжаю на турниры, и пока охота позабыта.

— А каким-нибудь спортом еще занимаешься?

— Только гольфом.

— Гольф популярен среди многих пулистов, и некоторые из них весьма сильно играют. Каков твой уровень?

— Мой гандикап 8, в лучшие времена 7. Джон Шмидт, к примеру, играет на гандикапе 2 или 3, он очень силен.

— Кто был твоим кумиром детства из мира спорта?

— Франциско Бустаманте, филиппинский пулист.

— Следишь ли ты за каким-нибудь еще видом спорта?

— Я люблю посмотреть баскетбольный матч, теннис, иногда гольф.

— Кого бы ты сегодня назвал своим самым желанным соперником, с которым хотелось бы больше всего сразиться?

— Так сразу и не назовешь. Я уже играл с Эфреном Рейесом, играл с Эрлом Стриклэндом... Пожалуй, это были лучшие соперники из всех возможных... Теперь я, быть может, хотел бы сыграть с кем-нибудь из молодых игроков.

— Из Америки?

— Не обязательно, откуда угодно. Скажем, в Европе таковых немало.

— Мог бы ты назвать имя игрока, чей матч против тебя мог бы привлечь наибольшее внимание зрителей?

— Я думаю, матч с моим участием против Эрла Стриклэнда. Он по-прежнему очень популярен. Может быть, еще против Эфрена...

— Кто сегодня является самым тяжелым соперником для тебя?

— По-прежнему Франциско Бустаманте.

— Да неужели?!

— Да, для меня он лучший.

— Откровенно говоря, мы рассчитывали услышать имя Ко Пинь Йи.

— Ну да, игрок из Тайваня, он победил меня в финале. Дважды...

— Скажи, как вырасти в игрока такого уровня, какого ты достиг?

— Надо много работать над собой. Это тренировки по восемь, девять, десять часов в день. Надо по-настоящему выкладываться и отдавать себя игре без остатка. Это также и процесс подготовки к турнирам: необходимо держать себя в хорошей физической форме, посещать тренажерный зал. Словом, требуется много трудиться.

— Ты упражняешься столь же интенсивно, как раньше?

— Нет, уже не так. Теперь я стараюсь больше внимания уделять другим вещам в жизни, которых немало помимо пула. В прошедшие десять лет я посвятил пулу достаточно времени. Быть может, даже слишком.

— И как подолгу ты теперь тренируешься?

— Накануне турнира это, как правило, 3-4 часа, чтобы приспособиться к особенностям столов.

— Поделись, как справляться со случаями невезения, когда сыграл вроде бы правильно, но фортуна оказалась против тебя?

— Обычно, если это происходит, лучший рецепт — стараться сохранять позитивный настрой. Если вдруг позиция обернулась для тебя неблагоприятным образом, ты ничего не можешь с этим сделать, это из разряда тех явлений, что ты не в силах контролировать. И это часть игры. У меня за плечами уже множество турниров, в том числе победных, и я знаю, что невезение — это не конец света, даже если в итоге это приведет к поражению, поэтому не стоит лишний раз переживать по этому поводу, незачем тратить энергию по пустякам.

— Помнишь ли ты свой первый кий?

— Да, это был Meucci. После него — JossWest, потом Schon, а теперь у меня спонсорское соглашение с Cuetec.

— Это ведь они тебя выбрали, не наоборот?

— Да.

— Долго ли ты раздумывал над их предложением?

— В 2007 году я впервые стал победителем US Open, в 2008-м на меня вышли представители Cuetec, и концу года мы подписали контракт.

— Сколько времени тебе потребовалось, чтобы привыкнуть к новому кию?

— Порядка двух дней. Все кии разные, поэтому нужно было внести некоторые поправки по прицеливанию.

— А какие-либо изменения в отношении самого кия делались? Может быть, другой шафт, другой диаметр? Или играешь стандартной моделью?

— Это самый обычный кий, серийная модель, которую я взял и начал играть.

— А перчатку давно используешь?

— Года 2-3, начал играть в ней из-за влажности. Иногда бывают такие условия, что шафт буквально липнет к пальцам. Теперь же мне не приходится об этом беспокоиться.

— И теперь ты всегда играешь в перчатке?

— Да, где бы я ни находился.

— А как получилось, что ты начал играть с постоянно прикрученным к кию удлинителем (такая мода с некоторых пор стала весьма распространенной. — Прим. ред.)?

— Первым, кто это сделал, был Эрл Стриклэнд. И, что бы кто ни говорил, он один из наиболее сметливых игроков. Он, как правило, знает, о чем говорит, и если он делает что-либо, значит, в этом что-то есть. Наша игра такова, что какие-то порой незначительные на первый взгляд вещи, минимальные изменения способны сыграть решающую роль. Мне удобно играть с удлинителем на кие.

— Еще мы заметили, что, когда шары ставят обычным треугольником, а не с применением шаблона, ты всякий раз внимательно осматриваешь пирамиду. Можешь рассказать, что именно ты стремишься там увидеть?

— В ходе множества тренировок мне приходилось много ставить пирамиду самому себе. И я научился видеть некоторые закономерности в поведении шаров, в их направлении движения и траекториях. То есть таким образом я много узнал об особенностях установки пирамиды. И теперь, когда судья ставит пирамиду треугольником, я стараюсь «прочитать» ее. От этого зависят такие моменты, как расположение битка при разбое и выбор силы удара.

— Еще хотелось бы узнать твое мнение о киях для джампов...

— В игре нет места прыжковым киям. Они — для любителей, не для профессионалов.

— Ты признанный мастер игры на 7-футовых столах, один из лучших в мире. Объясни нам, мало знакомым с барными столами, особенности и отличия пула на 7-футовых столах от «девяток»?

— Разница на самом деле существенная. Могу сказать, что многие профессиональные игроки не любят барные столы, потому что они не понимают, как правильно играть на них. При игре на «семерках» следует быть очень осмотрительным с управлением битком. На больших столах бывает тяжелее забить шар, но там больше свободного пространства для движения битка, чего не скажешь о барных «малышах».

— Давай теперь поговорим о твоем опыте игры на 10-футовом столе. Когда ты сыграл знаменитый матч против Стриклэнда — был ли это твой первый опыт на таком гиганте?

— 10-футовые столы стали возвращаться в пул пару лет назад. По моему мнению, они для рослых игроков (улыбается). Не думаю, что игрокам невысокого роста, как, к примеру, многие филиппинцы, 10-футовый стол будет удобен. Ну и игра опять-таки меняется по сравнению с 9-футовыми.

— В том челлендже на 10-футовом столе Стриклэнд имел очевидное игровое превосходство. В чем была главная причина твоего поражения?

— Эрл уже очень давно играет на высшем уровне, в том числе он давно знаком и с 10-футовыми столами. В то время как я к моменту нашего матча пробовал играть на «десятке» лишь однажды. Ключевой стала значительная разница в опыте, он знает об игре на 10-футовиках гораздо больше меня.

— Из твоего предыдущего знакомства на этапе Евротура со столами Dynamic (которые используются и на «Кубке Кремля») известно, будто ты их не особо жалуешь. Есть что-то определенное, что тебе в них не нравится?

— Я слышал, теперь у них другие лузы, не такие, как тогда. Я точно не знаю, это ведь было семь лет назад. Но лузы, вероятно, по-прежнему ощутимо шире, чем у американских столов. Так что, наверное, я могу быть не в восторге от размера луз. Я предпочитаю более строгое оборудование.

— Назови лучший стол из тех, что ты пробовал.

— Мне нравятся столы Diamond. Их параметры всегда одинаковы, это столы высокого качества.

— Что является для тебя стимулом теперь, когда ты уже состоялся в качестве одного из лучших игроков планеты? В чем ты находишь новую мотивацию для усердных тренировок?

— Я поставил перед собой ряд целей в жизни, которых я хочу достичь, после чего, быть может, наступит время уйти на покой (улыбается). Лет через пять... Кроме того, я преследую и определенные финансовые цели.

— Есть ли у тебя план тренировки? И какое-нибудь любимое упражнение?

— Обычно я отрабатываю дальние удары, ставлю разные и стараюсь забить. Перед турниром я тренируюсь часа два. Если же я дома, то больше всего времени уделяю особо сложным ударам, отрабатывая их по 6-8 часов. Когда же я готовлюсь к турниру, времени для этого недостаточно. Единственный способ стать лучше — больше работать над собой.

— Какие базовые элементы техники являются, на твой взгляд, самыми важными?

— Таковых два: хват кия и кистевой упор. Если в них нет стабильности, то победы не добиться.

— Какие слабости ты мог бы отметить в своей игре?

— Пожалуй, игру с борта. Да, когда биток стоит вплотную к борту, особенно на дальних ударах.

— А в чем твои самые сильные стороны?

— Назову свой разбой. А также управление битком, обычно достаточно стабильно хорошее.

— Скажи, как тебе удалось так быстро освоить премудрости игры «В одну лузу»?

— В США много кто любит играть в «Одну лузу», и я учился, наблюдая за играми, видел множество матчей. И, конечно же, много играл сам, в том числе и на высокие ставки — игра-то «коммерческая». Все это в совокупности помогло мне улучшить свои навыки в «Одной лузе».

— А что насчет стрейт-пула? Слышали, ты недавно сделал серию более 300 шаров — ничего себе уровень!

— Когда я принялся изучать эту игру более глубоко, тогда и пришло более осознанное понимание стрейта. Повторюсь, я не спрашивал совета у других игроков, а лишь обучался, наблюдая. Смотрел, как мастера стрейта выполняют подбои, какие шары они выбирают в качестве ключевых, как наигрывают шары в нужную позицию. Если ты владеешь всем этим арсеналом, ты способен набрать много очков (улыбается).

— Кто, по-твоему, лучшие игроки в «14.1» из ныне действующих?

— Даррен Эплтон силен в стрейте, и Торстен Хоманн, который очень много знает об этой игре.

— Если бы учредили хороший приз для того, кто превзойдет рекордное достижение Вилли Москони(серия в 526 шаров. — Прим. ред.), сколько времени могло бы для этого потребоваться? Как думаешь, смог бы ты побить его рекорд?

— Да, я полагаю, мне это по силам. Скажу так: если ряд игроков будет играть исключительно в стрейт в течение года, то кто-нибудь в конце концов побьет рекорд Москони. Однако сейчас турниров по стрейт-пулу не наблюдается, и настоящих мастеров, которые регулярно состязались бы в «14.1», очень мало.

— Какова теперь твоя лучшая серия?

— 305 очков.

— Давай представим, что ежегодно проводится только один чемпионат мира. Какой формат ты предпочел бы для такого соревнования? Назови дисциплину, оборудование, регламент...

— Мне по душе «десятка» на столе «Даймонд» с 4-дюймовыми лузами, формат — до второго поражения, разбой серийный, сет до 15 побед. Сейчас матчи слишком коротки на мой вкус, на такой дистанции может произойти что угодно, влияние случайности чересчур велико.

— Сложилось мнение, что ты далеко не так хорош на выезде, как дома, играя в Штатах. Каковы, по-твоему, основные препятствия, с которыми приходится сталкиваться путешествующему игроку вроде тебя? Быть может, непривычное питание?

— Чаще всего основные проблемы связаны со сном. Разные страны, разные часовые пояса, и соблюдать правильный режим бывает очень непросто. Еда на самом деле не такая большая проблема, сейчас почти везде можно найти то, что тебе подойдет. А вот адаптация к смене биоритмов может стать для путешественника непреодолимым барьером.

— Назови самую грандиозную сводку, в которой ты участвовал.

— Это было три года назад на «Дерби Сити», мы сводились с Эфреном Рейесом. В «десятку» до 23 побед. Я выиграл.

— А какой была самая высокая ставка в твоей «коммерции»?

— 50 тысяч долларов.

— Играли, наверное, «В одну лузу»?

— Нет, в «десятку».

— А часто ли тебе приходится играть на свои?

— Теперь я всегда играю на свои собственные средства. Уже в течение последних 3-4 лет.

— То есть у тебя нет «бэкеров» — тех, кто ставит за тебя свои деньги?

— Иногда при игре по особо высоким ставкам меня поддерживает Джон Марс. Он из Детройта, штат Мичиган, очень любит пул, он замечательный человек и мой хороший друг.

— Помнишь ли ты свою первую «коммерцию»?

— Мне тогда было, наверное, лет 16, я сыграл с заезжим гастролером, который проезжал через наш штат. В итоге я в тот раз «нажил» долларов двести.

— Лучшими игроками на деньги считаются филиппинцы. Как ты оценил бы свои шансы в сводках с ними?

— Как достаточно высокие. Я ведь уже бывал на Филиппинах, много где поиграл, сводился с их лучшими бойцами.

— И каков баланс, больше побеждал или проигрывал?

— Больше выигрывал, уехал «в плюсе».

— Какой из твоих титулов является для тебя особенно ценным?

— Моя самая дорогая победа — это титул на турнире «Вызов чемпионов», который я выиграл около месяца назад. Четыре участника, 25 тысяч долларов, победитель забирает всё.

— И почему же он такой особенный?

— Дело в том, что та встреча с участием Стриклэнда и Бустаманте, которую я смотрел по телевизору еще юношей и о которой упоминал, была одной из игр такого же «Вызова чемпионов». И вот 18 лет спустя — тот же турнир, тот же организатор, и я в роли победителя.

— Да, это поистине замечательно. Как думаешь, какое будущее ждет пул в Америке?

— Многое должно измениться. Но нынче зарабатывать на жизнь исключительно пулом очень нелегко.

— Есть ли среди подрастающего поколения американских игроков те, в которых уже можно разглядеть будущих звезд мирового уровня?

— Есть несколько, которые год от года прогрессируют. Поживем — увидим.

— Какой из турниров сейчас выиграть сложнее всего?

— Всегда нелегко победить на US Open. И на Derby City Classic тоже.

— А какой турнир обычно самый сильный по уровню участников?

— По составу самых закаленных бойцов это «Дерби Сити». Стать победителем в абсолютном зачете по трем дисциплинам, получить титул «Мастера игры» — это дорогого стоит. Такому игроку необходимо хорошо выступить в совершенно разных видах, в частности, в «дуплетах» и «одной лузе».

— Скажи пару слов о Кубке Москони, что ты думаешь об этом турнире?

— Для меня Кубок Москони — это всего лишь еще один турнир. Не подумайте, будто тем самым я принижаю его статус — это очень большое событие, и, думаю, мало найдется игроков, кто не стремился бы попасть в команду. На самом деле Кубок Москони, наверное, единственный турнир на свете, который может сделать пул лучше.

— Когда-то в течение нескольких лет подряд команда США побеждала команду Европы. Как ты считаешь, почему в последние годы все развернулось в обратную сторону?

— Я думаю, немалое значение здесь сыграл... общий упадок в уровне игроков в Америке. Некоторые турниры были утрачены, и игроки потеряли способность состязаться как следует. В Европе сейчас больше турниров профессионального уровня. Их формат отличается постоянством, и в них участвует много европейских игроков.

— Каковы твои ожидания от предстоящего сражения в Лас-Вегасе?

— Я считаю, что если каждый из моих товарищей по команде станет работать так же усердно, как это делаю я, то каждый сумеет показать свои лучшие способности, и тогда у нас есть шанс на победу. Я очень желаю этого и очень постараюсь внести свой вклад в достижение результата, но я думаю, что всем следует очень серьезно потрудиться.

(фото - Владимир Завьялов, propool.ru, и AZBilliards.com)



Поделиться: